16.11.2022|15:22


Как ни удивительно, частичная мобилизация стала тем самым проявителем снимка человеческой души. В подавляющем большинстве «фотографии» получились качественными - светлыми и четкими. Но некоторые из них все же были «засвеченными» - черными, разглядеть на них человека почти невозможно.

ЧЕРНЫЙ СНИМОК

Один из таких снимков был «сделан» с моего знакомого. Андрей, так зовут этого человека, в общем-то неплохой - тихий, до недавнего времени занимал вполне хорошую должность. На личном фронте тоже было все в порядке: невеста, в перспективе - свадьба. Года четыре назад Андрей вернулся из армии, и жизнь его двигалась по правильным рельсам. Если бы не мобилизация, проявившая его настоящую сущность, о которой я даже не подозревал...

«Это не моя драка, - сказал мне знакомый месяца полтора назад. - Пусть кто-нибудь другой воюет». «А как же присяга на верность Отечеству?» - спрашиваю. «Никак, - отвечает. - Я ничем своей родине не обязан». «Получается, что твою невесту и маму кто-то другой защищать должен?» В ответ - тишина. Андрей решил сбежать еще до получения повестки.

Но бегал он недолго: двух месяцев не прошло, как вернулся домой.

ХОРОШО, ЧТО ЕСТЬ МАМА

Андрея я встретил на улице случайно. И не сразу узнал - он сбросил килограммов десять, осунулся. И глаза стали, как у зверька, попавшего в западню.

«Я же не один тогда решил сбежать, со мной был знакомый, - начал свою исповедь парень. - В интернете мы прочитали о том, что скрыться можно в Казахстане. Туда и отправились. До Оренбурга добрались без проблем, но на границе пришлось задержаться: оказалось, что желающих уехать из России толпы. Сутки ждали. Паспортный контроль прошли благополучно. Дальше наш путь лежал в Астану».

Когда Андрей вместе с приятелем оказались во втором по величине казахском городе, они сразу же занялись поисками съемного жилья.

«Это было нашим первым серьезным разочарованием, - продолжает парень. - Вдруг выяснилось, что снять квартиру очень сложно: было занято практически все, начиная от мало-мальски обустроенных подвалов и заканчивая сараями во дворах частных домов. При этом цены на аренду оказались заоблачными: комнатушка, в которой жили шестеро, стоила 30 тысяч рублей в месяц с одного человека! И то найти нам ее удалось только через пару дней».

До этого две ночи парни спали на лавочке в каком-то сквере.

«И не мы одни такие были. Некоторые мне рассказывали, что, после того как платить за жилье стало нечем, они переселились в подъезды и парки, - утверждает Андрей. - Для того чтобы выживать, мы искали работу. Но местные бизнесмены на постоянную работу нас не брали, а за разовые подработки платили копейки, которых даже на еду не хватало. Не говоря уже об аренде квартиры. Мама все, что на черный день накопила, мне перевела. Но и этого хватило только на пару недель... Да и местные жители не пылали к нам любовью, ведь мы стали их конкурентами в поиске работы. Поэтому некоторые мои соотечественники решили податься в Турцию.

И я тоже хотел туда отправиться, если бы не один случай. Когда мы остались совсем без еды, я на местном рынке украл у торговца хлеб. Меня поймали, досталось крепко. Когда избитый лежал на земле, прижимая к себе булку, подумал, что на этом все - точка, финал. Такого унижения я никогда не испытывал... Накануне у матери я еще денег попросил, но кредит ей в банке не дали. Помню, я тогда всю ночь в какой-то подворотне просидел». '

Мать Андрея деньги все-таки нашла: назанимала у родственников и знакомых. Хватило на билет домой. Когда он вернулся, понял, что и здесь стал мало кому нужен: на прежнюю работу не взяли (на его месте уже трудился другой человек), невеста замуж за него выходить передумала.

«Знаешь, теперь я жалею, что испугался тогда, убежал, - вздыхает Андрей. - Если бы я мог сейчас что-то изменить, то эту возможность на коленях бы вымаливал и прощения просил. Только вот не знаю у кого...»

Мне тогда подумалось: может быть, у Родины, которая тебя воспитала, у невесты, которую ты предал, у матери, которая впроголодь жила, когда ты, поджав хвост, бегал... Может быть, у своей совести или памяти о своих предках, подаривших тебе жизнь.

МНЕНИЯ

Председатель Пензенского областного совета ветеранов, полковник запаса Анатолий Цыкалов:

- Я не одобряю, но понимаю мотивы сбежавших от мобилизации людей. Я не стал бы в данном случае говорить именно о предательстве Родины. Скорее всего, это обычная трусость. Надо понимать, что сегодня мы пожинаем плоды пробелов патриотического воспитания 90-х годов, коснувшиеся не только молодых людей, но и их родителей, которые зачастую становятся инициаторами бегства своих чад. Но таких «маменькиных сыночков» мало - это доказали прошедшая мобилизация и огромное количество пензенских добровольцев, пришедших в военкоматы.

Игорь Польских

«Наша Пенза», № 46, 16 ноября 2022 г.

0
0
0


 
 
 
 
 
 
 
 

Архив газет

с 
по 

Лента новостей

Сетевое издание СМИ «ПензаИнформ» | 2011—2022

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Свидетельство ЭЛ № ФС 77-77315 от 10.12.2019 года. Учредитель ООО «ПензаИнформ». Главный редактор — Языченко Т.С. Телефон редакции 8 (8412) 200-170, e-mail: editor@penzainform.ru
Копирование и использование полных материалов запрещено, частичное цитирование возможно только при условии гиперссылки на сайт penzainform.ru.
Гиперссылка должна размещаться непосредственно в тексте, воспроизводящем оригинальный материал penzainform.ru. Для читателей старше 18 лет.
Редакция не несет ответственности за информацию и мнения, высказанные в комментариях и новостных материалах, составленных на основе сообщений читателей.

Мобильная версия | Пользовательское соглашение | Реклама на сайте