Сетевое издание|18+|Воскресенье|26 мая 2024|12:01
rss PenzaInform в Одноклассниках PenzaInform в Вконтакте PenzaInform в Telegram PenzaInform в Дзен

Через социальные сети

Через аккаунт на сайте

Имя
Пароль
+21oC
+22oC
Погода | Сегодня | Ясно |
+18oC
+19oC
Завтра | Ясно |
 
21.06.2023|18:26


Уже по окончании Второй мировой войны в нашей стране на уровне МО СССР было принято решение о возвращении на Родину для достойного погребения павших в локальных конфликтах соотечественников. Правда, не всегда их хоронили на малой родине, но это уже тема для отдельной публикации. Зато отныне никто не мог надругаться над такими захоронениями. А местные органы власти обязывали обеспечивать надлежащий уход за погостами.

СССР больше нет. И если братские могилы еще содержатся в более или менее приличном состоянии, то могилы ветеранов ВОВ и необъявленных войн все чаще оказываются забытыми. Почему так происходит? Кто обязан ухаживать за погостами и как исправить ситуацию? Поискать ответы на эти вопросы «МЛ» предложил руководителю регионального отделения общероссийской организации ветеранов локальных войн и военных конфликтов «Боевое братство» Юрию Краснову, лидеру областной организации «ВоИн» Алексею Иванову, заместителю министра образования Пензенской области Оксане Милаевой и краеведу, историку Олегу Грязнову.

Юрий Краснов: «Воинское захоронение - это место погребения военнослужащих вне зависимости от того, сделано оно в военное время или в мирное. Захоронения, устроенные в военное время, делятся на четыре вида:

- плановые - на заранее подготовленных участках и с учетом погибших. В этом случае расположение могил регистрировалось, а данные о погибших передавались в тыл;

- сделанные в боевых условиях, зачастую без какого-либо учета;

- санитарные - массовые захоронения, сделанные местным населением без какой‑либо регистрации, куда складывались останки и фрагменты тел в целях предотвращения эпидемий;

- братские могилы умерших от ран в госпиталях, но это уже военные участки на общегородских кладбищах.

Утерянные воинские захоронения ищут и сегодня - в современной России этим занимаются волонтеры, которые хотят, чтобы герои войны были преданы земле со всеми почестями.

Кстати, термин «груз-200» появился в российской похоронной сфере во время войны в Афганистане - так называли доставлявшиеся из ДРА гробы с телами погибших. Потом случились боевые действия на Кавказе и в ряде бывших советских республик, где в роли миротворцев находились, а по сути воевали и гибли наши парни. Сейчас российские солдаты воюют и, к сожалению, гибнут в зоне СВО».

Алексей Иванов: «В России сегодня есть несколько современных военных кладбищ: Вологодское (афгано-­чеченский мемориал «Площадь памяти») в Архангельске, Аллея славы на самарском кладбище «Рубежное», военный участок на Химкинском кладбище в Москве. Возможно, наступило время и для создания подобного пантеона в Пензе?

А то у нас как сложилось? Умерших ветеранов хоронят на обычных погостах, нередко в могилы ранее умерших родственников. Со временем уходят в мир иной и те, кто обихаживал эти захоронения, и все приходит в запустение.

Но ведь даже в военное время погребение воинов проводилось в соответствии с «Положением о персональном учете потерь и погребении погибшего личного состава РККА» (приказ НКО СССР от 15.03.1941 № 138). Я не говорю здесь о всех тонкостях, но, помимо самой могилы, надгробного холма и пирамидки с табличкой, где значился номер, существовала специальная книга, в которой указывалось нахождение тела в каждой могиле. Например: «…от южного края могилы 1-й в 1-м ряду; от северного края 3-й в 2-м ряду, считая сверху» и т. д. К чему это я? Да к тому, что и в ту пору можно было отыскать место последнего приюта бойца. А у нас говорят, будто книги учета на Мироносицком и Митрофановском кладбищах частично утрачены. Тогда о каком же порядке в деле обихода хотя бы ветеранских могил может идти речь?!

Да, волонтеры к воинским праздникам приводят в порядок какое-то количество ветеранских захоронений, но о существовании многих других они и не подозревают…»

Олег Грязнов: «Чтобы не растекаться мыслью по древу, приведу лишь один пример. Рядом с братскими могилами Мироносицкого кладбища похоронен уроженец Керенска подполковник Никифор Гуляев - участник Первой мировой, Гражданской и Великой Отечественной войн. В 1941-м он храбро сражался во время тяжелых боев в Белоруссии, в районе Орши. Несколько месяцев раненый выходил с бойцами из окружения. За бои первого года войны награжден медалью «За оборону Москвы».

Позже подполковник Гуляев готовил пополнение для частей действующей армии. Но все время рвался снова на фронт. И добился в итоге своего, став командиром 1137-го стр. Ростовского полка 339­й стрелковой Таманско­-Бранденбургской Краснознаменной ордена Суворова 2-й степени дивизии 33-й армии 1-го Белорусского фронта.

Воевал отменно. Вот строки из представления к награждению орденом Красного Знамени: «Тов. Гуляев принял командование полком 9 февраля 1945 г. в тот момент, когда частями дивизии был захвачен плацдарм на западном берегу реки Одер и противник по 3-6 раз с превосходящими силами переходил в контратаки, надеясь сбросить наши части в реку. Организовал жесткую оборону на плацдарме и умелым руководством сумел отразить все контратаки противника, уничтожив при этом до 500 немецких солдат и офицеров».

А чуть позже пензяк был награжден полководческим орденом Суворова 3-й степени: «В период прорыва глубоко эшелонированной обороны немцев на западном берегу реки Одер южнее Франкфурта 16.04.1945 полк под его управлением прорвался к населенному пункту, овладел им и в тяжелых боях уничтожил до 500 немецких солдат и офицеров. Несмотря на яростное сопротивление и неоднократные контратаки противника, полк сломил сопротивление, овладел населенным пунктом Маркендорф, вышел на автомагистраль Франкфурт - Берлин, лишив возможности снабжать окруженную группировку в районе Франкфурта резервами и вооружением.

Ведя непрерывные бои по пути преследования противника, полк под командованием подполковника Гуляева уничтожил 7 танков и самоходных пушек, 17 орудий разного калибра, около 50 автомашин с войсками и грузами, до 100 лошадей и другое военное имущество, взяв при этом в плен 120 немецких солдат и офицеров».

Специально все это перечислил, чтобы сомнений не оставалось: Никифор Гуляев - герой образцовый! Но что в итоге? Его могила пребывает в забвении, как и захоронения Героев Советского Союза и кавалеров многих боевых орденов, что упокоены рядом с ним. А сколько их всего на четырех городских кладбищах?»

Оксана Милаева: «Насколько мне известно, депутаты комитета Госдумы по обороне уже внесли предложение о создании реестра захоронений участников боевых действий с приданием им статуса воинских. Реализация данного предложения позволит сохранить память о тех, кто защищал нашу страну в ходе войн и локальных военных конфликтов, чтобы не допустить повторного захоронения на местах их погребения, что случается там, где такие могилы заброшены.

Как это ни прискорбно, но получается, что уже за могилами афганцев порой попросту некому ухаживать - у многих погибших в ДРА родители умерли, их родственники - люди почтенного возраста, а детей у героев не было. Потому и нужен всероссийский реестр, чтобы на каждой могиле установить мемориальный знак. Однако на это уйдет немало времени, и к тому же необходимо принять закон, который запустит процесс увековечения каждой могилы.

Но это вовсе не значит, что все можно свалить на государство и муниципалитет. Ежегодно несколько сотен волонтеров из числа школьников и студентов обихаживают десятки могил ветеранов различных войн. И работают ребята, уж извините, не на витринно-­выставочных участках кладбищ, а там, куда обычно чиновники и не заглядывают. Правда, не все в их силах. Ну не могут школьники и студенты колледжей пилить деревья и выкорчевывать вековые пни!»

Юрий Краснов: «Усилиями «Боевого братства» уже сегодня в едином всероссийском реестре значится около 11 600 захоронений. Через Афганскую войну прошли около 750 000 офицеров, прапорщиков, сержантов и солдат. Каждый третий удостоен высоких госнаград, 92 стали Героями Советского Союза и Российской Федерации. Но не менее важно отыскать места упокоения всех, кто погиб в локальных конфликтах. Чтобы о тех, кто уже никогда не вернется, помнили.

И в завершение не могу не посетовать на наши пензенские реалии. Не стану говорить, что мы ежегодно ремонтируем могилы наших погибших и умерших товарищей. В этом году восстановили памятник на захоронении Героя Советского Союза Александра Мироненко. Но разве не заслужил - вечная ему память - Александр Григорьевич того, чтобы за местом его упокоения ухаживал муниципалитет?

Хотя что я говорю… Напротив городской администрации на частные пожертвования установлен великолепный памятник «Афганские ворота» с Вечным огнем. Так вот ныне монумент в плачевном состоянии. Резонный вопрос: из окон мэрии этого не видно?

И еще. Возможно, чиновники не ведают, что газ, поступающий к Вечному огню, до сих пор оплачивает… частное лицо! А, не дай Бог, случится что с этим человеком? Огонь отключат за неуплату или как?»

Владимир Вержбовский

«Молодой ленинец», № 24 от 13 июня 2023 года

Оригинал и другие интересные статьи на сайте издательства «Наш дом».

0
0
0


 
 
 
 
 
 
 
 

Архив газет

с 
по 

Лента новостей

Последние новости

Народный репортер

Мы публикуем самые интересные новости от наших читателей.
Присылайте: editor@penzainform.ru

Адрес редакции: 440026, Россия, г. Пенза,
ул. Кирова, д.18Б.
Тел: 8(8412) 238-001

E-mail редакции: editor@penzainform.ru

Рекламный отдел: 8(8412) 238-003 или 8(8412) 30-36-37

e-mail: reklama@penzainform.ru

Если ВЫ заметили ошибку или опечатку в тексте, выделите его фрагмент и нажмите Ctrl+Enter!

Сетевое издание СМИ «ПензаИнформ» |18+| 2011—2024

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Реестровая запись ЭЛ № ФС 77-77315 от 10.12.2019 года. Учредитель ООО «ПензаИнформ». Главный редактор — Белова С.Д. Телефон редакции 8 (8412) 238-001, e-mail: editor@penzainform.ru.
На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии.

Мобильная версия | Пользовательское соглашение | Реклама на сайте