Пензенское информационное агентство|18+|Среда|17 июл 2019|21:53
rss PenzaInform в Twitter PenzaInform в FaceBook PenzaInform в Одноклассниках PenzaInform в Вконтакте PenzaInform в Instagram Яндекс ZEN

Через социальные сети

Через аккаунт на сайте

Имя
Пароль
+17oC
+18oC
Погода | Сегодня | Дождь |
+23oC
+24oC
Завтра | Ясно |
  71.21  |  $  63.42
 
13.06.2019|12:44

«Но все же верю я, ребята, в победоносную весну, где поисковые отряды закончат все-таки войну…»

Вот уже 12 лет десятки самоотверженных пензяков из отряда «Поиск­-вездеход» участвуют в поисковых экспедициях по всей стране и за ее пределами. И благодаря им бойцы Великой Отечественной войны, напротив фамилий которых в документах значилось «пропал без вести», наконец находят достойное упокоение.

В Сурском крае главная по поисковикам - Лариса Казакова. Женщина она напористая и начитанная, живет по четкому плану (на день, на неделю, на месяц), и потому все ей удается.

ДВЕ ВОЙНЫ

«Что такое война, в нашей семье знают не понаслышке, - рассказывает председатель регионального отделения «Поискового движения России» и руководитель поискового отряда «Поиск­-вездеход». - Дед по отцу воевал в Великую Отечественную, прошел Курскую дугу, Бобруйскую военную операцию. Был награжден орденом Славы III степени за то, что в январе 1945 года по пояс в ледяной воде вколачивал сваи для переправы через польскую реку Бзура. Работа была закончена на два часа раньше срока, и та переправа определила успех дальнейшего наступления советских войск.

Дед вернулся с войны с тяжелейшими ранениями и прожил только восемь лет. Помню, как в детстве я перебирала его награды, и сердце мое замирало… Щемит оно и теперь - оттого, что я не могу передать эти реликвии своей дочери. Все это отняла у нас другая война…»

Лариса Казакова вспоминает о страшных событиях в Баку, которые произошли в конце восьмидесятых - тогда начался военный конфликт в Нагорном Карабахе: «Я родилась в Баку и провела там все детство. Когда мне было 11 лет, начались первые столкновения на национальной почве».

Под раздачу помимо армян попали и русские. Однажды отец Ларисы, по профессии инженер­-нефтяник, возвращался с работы домой. В парке на него напали и забили до смерти…

Старшая сестра Казаковой в то время уже жила с мужем в Пензенской области. А Лариса с мамой вдвоем тряслись от ужаса в солнечной столице Азербайджана: в городе ввели военное положение. Был объявлен комендантский час, закрылись школы, перестало работать метро, отключили электричество, не летали самолеты. В Баку въехали танки.

«Несколько ночей мы провели во Дворце пионеров, куда раньше я ходила в кружки, - продолжает моя собеседница. - Спали, свернувшись калачиком на креслах. Утром русские военные приносили нам незамысловатый завтрак: хлеб, вареное яйцо, 20 г масла… Когда вернулись в ставший опасным родной дом, паниковали от любого шороха за дверью.

Но однажды ночью пришел знакомый офицер (к слову, азербайджанец) и принес нам билеты на поезд до Москвы и разрешение на выезд из Баку в качестве беженцев. Покинуть город иначе было невозможно. Так я очутилась в Пензенской области».

ЭТО СУДЬБА!

«Историю я любила с юных лет, - улыбается Лариса Казакова. - Сестра забирала меня из детского сада и возвращалась вместе со мной в школу на последний урок. Если это была история, я просто замирала в восхищении от того, что и как рассказывал учитель. Поэтому вопрос о выборе профессии не стоял: сначала окончила Городищенское педучилище, а затем и истфак пединститута».

В Пензе наша героиня устроилась педагогом дополнительного образования в центр детского и юношеского туризма. Но уже через месяц там освободилось место завотделом патриотического воспитания. И это была судьба!

Строевая подготовка, сборка-­разборка автомата - все эти премудрости Лариса Владимировна осваивала вместе с детьми: нельзя требовать от воспитанников того, чего не умеешь сам! «А однажды ко мне подошел начальник и сообщил: «Нам нужен поисковый отряд. Но вряд ли женщина сможет его создать…» И многозначительно так посмотрел на меня, - улыбается Лариса Казакова. - Я расправила плечи: «Как это не сможет? Я еще как смогу!»

Я засела за учебники, перелопатила кучу специальной литературы, списывалась по Интернету с опытными коллегами: в Пензе опыта поиска останков бойцов до этого вообще не было».

Уже через год (!) состоялась первая экспедиция в Новороссийск: неделю решили вести поисковые работы, а остальные дни отдохнуть. Так проще было объяснить родителям, почему они должны отпустить своих детей в какую-то экспедицию неведомо зачем и непонятно с кем.

СЛЕЗЫ - НЕ РЕДКОСТЬ

«На месте нам очень помогли местные поисковики, объяснили технологию поиска. И мы нашли блиндаж, гранаты, патроны, - вспоминает руководитель отряда. - На обратном пути мои дети спросили: «А когда в следующую экспедицию поедем?» И я поняла: все получилось!»

Поднабравшись опыта, пензенские поисковики стали выбирать регионы, где воевали наши земляки. Первых уроженцев Сурского края подняли из земли в Зубцовском районе Тверской области. А затем открыли для себя Беларусь - на сегодняшний день «Поиск­-вездеход» съездил туда уже девять раз.

Именно там, в Рогачевском районе на севере Гомельской области, вела бои 61-я стрелковая дивизия, которая состояла из 12 тысяч человек, в том числе пензяков. В составе 63-го стрелкового корпуса под командованием генерал-­лейтенанта Леонида Петровского она принимала активное участие в контрударе, который был нанесен немецко-­фашистским захватчикам летом 1941 года, в результате чего более чем на месяц были освобождены Жлобин и Рогачев.

На этом месте поисковики совместно с коллегами из 52-­го отдельного специализированного поискового батальона Республики Беларусь уже подняли останки 301 бойца, нашли четыре медали, один орден и 36 медальонов. Девять человек из тех, что были идентифицированы, оказались нашими земляками…

«Со временем наши люди закаляются, но слезы на раскопах все равно не редкость, - признается Лариса Владимировна. - Я и сама порой не могу их сдержать.

Например, в Гомельской области нашли останки бойца и его медаль «За отвагу» № 98361 на прямоугольной колодке - такими награждали только до 1942 года. Пока продолжали работы на местности, наши коллеги выяснили личность солдата и прислали мне фотографию этого Савелия Трофимовича Якушко. У меня хлынули слезы: на меня с фото смотрел человек с той самой медалью!

Позже мы выяснили, что у Савелия Трофимовича осталось пятеро детей в Алтайском крае. Нам помогли разыскать дочь, внуков и правнуков бойца».

ЭХО ВОЙНЫ

За 12 лет существования отряда «Поиск-­вездеход» совместно с другими поисковыми отрядами Пензенской области и других регионов были найдены останки более 800 бойцов. Но опознать удалось лишь каждого десятого. 15 опознанных солдат оказались жителями Пензенской области, останки восьмерых из них поисковики привезли хоронить родственникам на родину.

«Самый верный наш помощник - медальон, - поясняет Лариса Владимировна. - Увы, не все бойцы их подписывали - некоторые суеверные люди считали, что тогда точно убьют. Обнаруживаем мы и подписные личные вещи солдат и офицеров - оружие, перочинные ножи, котелки, бритвы. Но они могут увести по ложному следу - вещами могли обмениваться или их просто теряли».

Огромная радость - поднять из земли медаль или орден (за 12 лет пензенским поисковикам это удавалось пять раз). Если виден номер, то, считай, боец уже опознан: архивные базы наград помогут его идентифицировать. Бывают и невероятные случаи - «Поиск-­вездеход» нашел медаль «За отвагу», у которой осколком была снесена верхняя половина.

«Если бы он ударил в нижнюю, где номер, мы никогда не опознали бы человека! - восклицает Лариса Казакова. - А тут невероятная удача! Выяснилось, что награда принадлежала Николаю Николаевичу Бакалдину, лейтенанту из Ульяновской области. Мы не только разыскали его сына, но и перезахоронили останки бойца рядом с его супругой».

Когда поисковики находят боеприпасы, то в обязательном порядке отправляют их на деактивацию. Если этого не сделать, за «эхо войны» грозит статья 222 УК РФ «Незаконный оборот оружия и боеприпасов». Да, это касается даже маленького патрона, который пролежал в земле 70-80 лет.

«На местах боев бывает так: вокруг солдата везде, куда лопату ни воткни, - металл. На один квадратный метр приходится полсотни осколков. И люди выживали в таком аду, в таком пекле! Так что главная находка в экспедиции - это находка самого себя. Происходит невероятная переоценка ценностей: многое из того, что казалось важным, блекнет перед мощью этих ощущений…» - признается Лариса Казакова.

И дети меняются на глазах. Да, конечно, в поисковики не возьмут шалопаев или хулиганов: одна их проделка бросит тень на все благородное движение. Но даже гиперактивные ребята, кажется, перерождаются, несколько километров неся на вытянутых руках священную реликвию - останки героя, которые перезахоронят у мемориала…

«При этом, увы, взрослые чиновники не везде идут навстречу, - говорит Лариса Казакова. - Останки могут пролежать в сельсовете, пока не наступит очередное 9 Мая: нет денег на гробы… А вот если в Беларуси найдут немецкого солдата, за ним в течение четырех часов прилетает самолет! «Народный союз Германии» хоронит бойца со всеми почестями в Минске или увозит на родину».

Сейчас в Пензенской области 13 поисковых отрядов. В общей сложности это более 300 человек. Правительство Пензенской области финансирует, как правило, только ежегодную поездку в Беларусь. Остальные выезды проводят за счет грантов и спонсорских средств: одна только аренда автобуса туда-­обратно стоит около 150 тысяч рублей.

Недавно «Поиск-­вездеход» вернулся из экспедиции в Орловскую область - там в годы войны сражались около 9 000 пензяков, и примерно половина из них не вернулись домой. За шесть дней нашли останки 36 бойцов и установили 28 имен. Два человека оказались нашими земляками - уроженцами Тамалинского и Пачелмского районов.

На днях в Сурском крае заработает очередная школа поисковика, где профессионалы будут готовить подростков к новым экспедициям. Маршруты уже намечены - это снова Орловская область, Карелия и Беларусь.

«Я ЗНАЮ, ЗАЧЕМ МЫ РАБОТАЕМ…»

У регионов, где велись бои, всегда есть преимущество перед тыловыми: чуть сошел снег - сразу можно идти и искать. А пензякам приходится ждать таких экспедиций - на протяжении всего года энтузиасты живут этим, готовятся. Ведется огромная и неустанная архивная работа, ребят тренируют в поисковых лагерях, читают лекции о боях, обучают ориентированию на местности, анатомии, медицинской помощи, рассказывают, как разбираться в военных знаках отличия.

«Нас иногда спрашивают: зачем вы ворошите все это? 9 из 10 поднятых бойцов так и остаются неопознанными и все равно находят последний приют в братской могиле… Столь странный вопрос задают люди, которые не знают реальности экспедиций.

В Ливенском районе Орловской области, например, мы поднимали останки героев из земли, законсервированной под гигантским слоем мусора. Птичьи кости, собачьи кости, отбросы… Вы бы хотели покоиться под таким «саваном»? Я точно нет, и страшно представить, что такая судьба может постичь моих близких.

Вот ради этого мы и работаем: люди, отвоевавшие для нас мирное небо, должны лежать не вперемешку с мусором, а на кладбище с мемориалами, и чтобы им цветы несли.

В 2014 году мы ехали с церемонии перезахоронения останков Николая Ермолаевича Ванина. Мы нашли его в Беларуси и привезли в село Казеевка Пензенской области - похоронили вместе с женой, чье имя мы прочитали в его нагрудном медальоне. Одна из моих девочек-­подростков, трясясь в машине, долго­-долго молчала, а потом прошептала: «Теперь я знаю, зачем мы работаем…»

Эти слова я запомню на всю жизнь».

Ксения Вдовикина

«Молодой ленинец» № 23, 4 июня 2019 г.

0
0
0
0
Гость|22.06.2019 17:16|

Читаешь Вашу статью, и слёзы по щекам. Какие же молодцы - поисковики. Какое важное дело делаете. Спасибо вам ВСЕМ огромное и низкий поклон. Мы вами гордимся!

Имя: Гость
Комментарий:

Введите защитный код, указанный на картинке:

Примечание: Уважаемый Гость! Зарегистрируйтесь, и вы сможете в свои сообщения вставлять картинки, видео, смайлы, файлы и пр.
Перейти на эту тему в форуме
 
 
 
 
 
 
 
 

Архив газет

с 
по 

Лента новостей