Пензенское информационное агентство|18+|Среда|14 ноя 2018|22:42
rss PenzaInform в Twitter PenzaInform в FaceBook PenzaInform в Одноклассниках PenzaInform в Вконтакте PenzaInform в Instagram Яндекс ZEN

Через социальные сети

Через аккаунт на сайте

Имя
Пароль
-7oC
-5oC
Погода | Сегодня | Ясно |
-8oC
0oC
Завтра | Ясно |
  76.76  |  $  68.00

Моя история Победы | Иосиф Городецкий

Иосиф ГородецкийИосиф ГородецкийИосиф Городецкий

Иосиф Моисеевич Городецкий, кинооператор, журналист, драматург, в годы Великой Отечественной войны служил в составе войск 31-й армии в воинском звании гвардии лейтенанта. Был дважды ранен, воевал недолго: после тяжелого ранения 29 марта 1942 г. стал инвалидом Великой Отечественной войны. Потому и наград военных немного.

В 1946 г. награжден медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной Войне 1941 – 1945 гг.», в 1965 г. – орденом Красной Звезды, в 1974 г. – Знаком ветерана 31-й армии, в 1976 г. – почетным нагрудным знаком «Ветеран 247-й Рославльской стрелковой дивизии». Член Союза кинематографистов СССР и УССР (Украины).

И. М. Городецкий родился 5 июля 1911 г. в г. Фастове под Киевом, умер 24 августа 1994 г. в Киеве. В Киеве прошло его детство, юность, молодость. В Пензе отец работал начальником корреспондентского пункта кинохроники Куйбышевской студии кинохроники (т. е. кинооператором) с 1959 по 1970 г., до ухода на пенсию. Из Пензы в 1977 г. вернулся в родной город Киев, где и жил до своей смерти в 83 года. В Киеве папу с почетом проводили ветераны Великой Отечественной войны, члены Союза кинематографистов Украины, соседи и мы - дети. Урну с прахом папы привезли из Киева в Пензу, и мы захоронили ее на Ново-Западном кладбище.

Папа учился в Киеве в обычной школе, отлынивал от занятий, не раз оставался на второй год и к 15 годам окончил всего четыре класса. Встал на биржу труда для подростков и поступил в школу-завод № 3 в Киеве по слесарному делу. Осенью 1930 г. был студентом 4-го курса рабфака (рабочий факультет) при вечернем индустриальном институте (учился и работал слесарем на заводе «Красный пахарь»). 31 декабря 1931 г. он был зачислен студентом рабфака при институте кинематографии. Окончил, как написано в дипломе, «курс обучения в феврале 1936 г. по специальности оператора кинохроники» Киевского института кинематографии и получил на 25-м году высшее образование. Сохранились и институтский диплом отца, и свидетельство об окончании школы-завода. Всю жизнь отец работал кинооператором научных, научно-популярных фильмов и в кинохронике.

Папа с подросткового возраста тянулся к сочинительству, пробовал писать. Постоянно занимался самообразованием, изучал не только русский язык, литературу, но и много читал и знал по истории, искусству и др.

У него были опубликованы три одноактные пьесы для самодеятельности, и поэтому о нем есть небольшая статейка в книге пензенского писателя-краеведа О. Савина «Пенза литературная». Его две страсти: кино и литература, т. е. сочинительство. Даже на фронте, в госпиталях отец задумывал сюжеты будущих романов, повестей, что-то даже писал, но не сохранилось. Отец был прекрасным публицистом, публицистика у отца получалась очень хорошо, его статьи всегда печатали в газетах. Тема была всегда одна – КИНО! Сохранилась его машинописная рукопись «Раскрученная лента», автобиографическая, о своей работе кинематографиста и «Оператор корпункта». Очень хорошо написано, интересно. Но отец не опубликовал эти работы.

Приведу полностью текст статьи «25 лет с кинокамерой» из газеты «Пензенская правда», июль 1961 г.

«На титрах киножурнала «Поволжье» пензенские зрители часто встречают фамилию оператора Городецкого – кинокорреспондента по нашей области.

Вчера коллектив Куйбышевской студии хроникально-документальных фильмов отметил пятидесятилетие кинооператора Иосифа Моисеевича Городецкого и 25-летие его работы в кино.

Четверть века назад бывшему слесарю И. Городецкому был вручен диплом об окончании Киевского государственного киноинститута. С тех пор и началась его беспокойная, но увлекательная работа в документальном кино. С кинокамерой И. Городецкий исколесил почти весь Советский Союз. Он делал съемки на шахтах Донбасса, домнах Магнитки, в песках Каракумов, на озере Байкал и в степях Башкирии, снимал под водой и в воздухе. Иосиф Моисеевич – автор сотен сюжетов для киножурналов и оператор двенадцати хроникально-документальных фильмов.

Горячее желание откликнуться на важнейшие события в жизни нашей страны и донести их в выразительных кадрах кинохроники до народа вело кинооператора Городецкого на поля, заводы и шахты, туда, где рождался трудовой героизм советских людей. Отснятые им кадры со свекловичницей-пятитысячницей Марией Демченко, трактористкой Пашей Ангелиной и машинистом Петром Кривоносом, с челюскинцами и папанинцами вошли в кинолетопись строительства социализма в нашей стране».

Добавлю, что отец снимал знаменитого в 30-е годы донецкого шахтера Стаханова, сохранилось фото, где они запечатлены вместе.

В Википедии приведена фильмография отца – это 20 фильмов (с 1935 по 1967 год), и написано, что «с 1932 по 1941 год – оператор студий Укркинохроники в Харькове и Киеве». С этой студии в ноябре 1936 г. был призван в армию, в РККА (Рабоче-крестьянская Красная Армия). Службу проходил в г. Житомире (Украина). Служил в воинской части в батальоне связи 13 месяцев. Демобилизован из армии в декабре 1937 г. со званием командир взвода связи.

А с 9 января 1938 г. отец снова трудится на Укркинохронике оператором технического контроля, ассистентом оператора.

В июне 1939 г. переведен оператором на съемочную работу в Донецкий корреспондентский пункт кинохроники в г. Сталино (ныне г. Донецк). Там он встретил свою будущую жену – нашу маму.

Весной 1941 г. отца направили на работу в Новосибирскую студию, обслуживающую огромное пространство Сибири – Красноярский край, Алтайский край, Новосибирскую и Омскую области. Там работали только два оператора и ассистент. Т. е. отца отправили на усиление киностудии. Оставив молодую жену, с которой прожил всего один год, в г. Сталино, «я уехал в Красноярский край на полтора месяца. Снял ряд сюжетов, от которых я не был в восторге, и вернулся в Новосибирск… Через несколько дней началась война. Как командир запаса я был мобилизован в Армию» (Из автобиографической повести о работе кинооператора «Городецкий И. Раскрученная лента»). 7 июля 1941 г. был зачислен в 247-ю стрелковую дивизию.

«Девятого июля я уже находился в поезде, везущем тысячи командиров и рядовых на запад. Успел я снять несколько сюжетов, посвященных работе тыла на нужды фронта, в том числе сюжет о подготовке сандружинниц. Каждый, кто ехал на фронт, думал о боях и о тех, кто остался дома. Я представлял себе, как мои товарищи по Украинской студии снимают боевые действия, и сетовал на судьбу, которая ни разу не бросила меня на съемки военных действий. Поезд останавливался на короткое время и мчался к фронту, провожаемый жителями городов и сел, кричавшими нам вслед слова: «Разбейте врага!». Более двухсот операторов снимали войну, а я – воевал. Воевали многие творческие работники советской кинематографии и не все вернулись в павильоны студий». («Раскрученная лента»).

С 1 ноября 1941 г. отец служил в 119-й стрелковой дивизии 421-го стрелкового полка. Ему было присвоено воинское звание лейтенант.

На фронте И. М. Городецкий вел дневник, хотя это и было запрещено. Он сохранился, но очень трудно читать выцветшие строки. Далее приведу выдержки их него.

«Будучи командиром радиовзвода, я был взят в политотдел дивизии как специалист по кино, то есть поступил в распоряжение начальника дивизионного клуба политрука Ройфе». Примечательно, что в политотделе служили не только члены коммунистической партии, но и такие беспартийные, как мой отец.

«8.9.41. Когда едешь в машине по проселочным дорогам, вспоминаются дороги Донбасса, когда я ездил на съемки. Создаются темы, эпизоды. Но все на бумаге не вмещается. Работа поглощает мысли. Хочется накопить материал, да такой материал, который послужил бы для новелл и большого романа. Весь организм, мозг, мысли стали каменными.

Нет тоски по дому, ибо вот уж 6 лет, как нет у меня своего угла, а поэтому привязанности нет. Даже нет тоски по жене. Наша разлука неизбежна. Время такое, что жить, как жили прежде, нельзя. И чувствую, что нет трусости у меня и нет боязни перед смертью. Ибо только храбрые, у которых, я сказал бы, храбрость, идущая не от характера, а от сознания, могут победить. Конечно, никому не хочется умереть. Но бояться смерти нельзя.

9.9.41. Разве можно сравнить действия фашистов со средневековьем? Нет! Солдат изнасиловал беременную женщину, которой осталось до родов несколько часов. Разве может быть прощено молодчикам? Офицер изнасиловал 12-летнюю девочку и убил ее. Разве это люди?! Вот немецкий солдат, ему 22 года. Он в 8 классе узнал, что есть СССР. Разве это человек, который не знает, где находится страна, которая занимает 1/6 часть земли? Офицеры в землянках устраивали комфорт. Они «украшали» свои логова мебелью и занавесками, украденными в домах. Правда, тут же в землянке жил денщик, в грязной мокрой дыре. Теперь эти «герои» взяты в плен, а остальные убежали.

20.9.41. Ветер утих, и мы снова едем. И снова даем сеанс. Немцы все беснуются. В костры бросают детей, убивают. В газетах сообщают, что наши войска вошли в Тагеран (название вымышленное).

11.10.41. Мы утром в 9 км от Ржева. Только подъехали к Ржеву, увидели массу войск, которые через Ржев направлялись на (неразб.). Над Ржевом рвались бомбы. Пикирующие бомбардировщики вытворяли, что хотели. Город не узнать. Спасаясь от бомб, мы остановились на одной из улиц и попрятались в подворотнях. Разрывы, свист бомб. Минут десять продолжалась свистопляска. Затем поехали. Мост цел. На дорогах трупы, раненые. Всю дорогу бомбили. Останавливались. Наконец остановились на окраине одного села в 25 км от Ржева. Ночь переночевали, а утром выехали в лес в 800 м от села. Весь день идут обозы к (неразб.), население Ржева и окрестностей. Бомбежка, село загорелось».

13 января 1942 г. отец был ранен в правое плечо: осколочное ранение. Запись во фронтовом дневнике:

«13 января 1942 г. Начал делать заметку. Только закончил, как поступил приказ выступить. Я повел роты. Дал направление и залег рядом с Ковалевым, Барковым и комбатом 2. Противник стал бросать мины. Они рвались вокруг нас. И вдруг меня в плечо ударило что-то. Я вскрикнул. В сознании мелькнула мысль: «Я ранен». Боли большой не было, но залило кровью плечо. Я ушел в тыл. Но дорогу найти не мог. Хорошо, что санитар вывел к БМП № 3, а там, отдав пистолет Г. (неразб.), я на повозке 2 км до палатки ППМ доехал. Мне сделали перевязку. Осколок мне насквозь прошил плечо и остался торчать. С палатки прошел 8 км, а затем доехал несколько км до ППМ. Оттуда машиной вывезли до санбата. Там дали укол и осколок вынули».

Сначала папа лечился в медсанбате, затем 3 февраля 1942 г. его перевели в госпиталь в Москву, потом во Владимир.

Из фронтового дневника:

«21.3.42. Вот я и в резерве к/н (командного) состава Зап. Фр. (Западного фронта). За это время я исходил Москву… 20/3 уехал в К. …20/3 прибыл в К. Зарегистрировался и очутился в 1 взводе 1 роты…Приказом НКО в Правде за 18/3 наша 119 дивизия переименована в 17 гвардейскую. Это меня очень обрадовало».

«25.3.42. Выехали. Ехали через Москву через Варшавское шоссе и к вечеру приехали в Подольск. Сегодня едем в часть. Путь усеян проволочными заграждениями, дотами, он обильно усеян танками противника, которые, как мертвые, торчат из снега свороченными башнями».

А уже 29 марта 1942 г. отец ранен в живот. К моменту этого ранения он занимает должность старшего адъютанта батальона гвардейского стрелкового полка. Между выпиской из госпиталя 13 марта до второго ранения прошло всего 16 дней! Это ранение сделало его инвалидом на всю жизнь, но, главное, что выжил!

В мае отца перевезли в госпиталь в г. Ачинск Красноярского края, где он пробыл до сентября 1942 г. После выписки из госпиталя приехал в Новосибирск, тут же пошел в Новосибирскую киностудию, где узнал о гибели на фронте своих сослуживцев. Пишет в дневнике, что здесь, в Сибири, не чувствуется, что идет война, много хорошо одетых гражданских лиц. И папа их презрительно называет «тыловые крысы». Из госпиталя его направили в Сталинабад (ныне Душанбе, столица Таджикистана). Незадолго до его приезда в Сталинабад приехала из Красноярска его жена, сопроводившая сюда после красноярского госпиталя своего раненого брата Бориса. Наконец наши (тогда еще будущие) родители встретились, расставшись в 1941 г.

После тяжелого ранения отца направляют сюда на излечение, но, конечно, не в санаторий и не на курорт.

В Сталинабаде отец устраивается работать военруком в среднюю школу, потом, в марте 1943 г. он был назначен преподавателем кафедры военных дисциплин в Таджикском медицинском институте, а с 18 марта 1944 г. освобожден от занимаемой должности по состоянию здоровья.

Весной 1944 г. отца вызвали в Киев, и с мая он работал кинооператором студии кинохроники Укркинохроники в г. Черновицах (Западная Украина, ныне г. Черновцы). На съемки ездил с оружием: в лесах орудовали бендеровцы. С апреля 1945 по май 1948 г. работал кинооператором в г. Ворошиловграде (ныне г. Луганск). Потом была работа на разных киностудиях: Фрунзенской, Ашхабадской, Свердловской, Куйбышевской, в разных городах нашей огромной страны. Последнее место работы – Пенза, которую отец полюбил, и его хорошо знали, уважали. Хотя прошло много лет, но есть еще люди, которые помнят его.

Об отце я могу писать и говорить много, горжусь им. Он был труженик в полном смысле слова. Никогда без дела. В Пензе после выхода на пенсию, да и раньше читал лекции о кино от общества «Знание», писал статьи, автобиографические материалы. Эрудиция, яркое изложение как устного, так и письменного материала, необыкновенная память отличали папу. Переехав в Киев, также занимался общественной работой от Союза кинематографистов, продолжал работу над своими записками.

Это был высокий, красивый, спортивный человек. Невзирая на тяжелое ранение, был очень подвижным, сам таскал тяжеленные штатив и киноаппарат, хотя был у него ассистент. Даже в 50-55 лет мог сделать стойку на руках, подавая нам, детям, пример.

О войне говорил редко, рассказывал мало. В 1975 г. мы праздновали дома 30-летие Победы, смотрели по телевизору концерт. Марк Бернес пел «Журавли». Папа сидел сзади всех. Я случайно оглянулась – и увидела, как он тихо плакал. Через много лет на свадьбе внучки папа среди веселья попросил исполнить эту же песню…

Частые переезды, смена жительства не помешали отцу собрать и сохранить свой архив: документы, фото людей, с которыми сводила его творческая жизнь, родных, знакомых, письма с фронта, телеграммы военных и послевоенных лет на нотной бумаге, на накладных (был дефицит бумаги в то время), газетные вырезки, заметки, письма. Теперь этот архив у меня, его дочери.

Историю Городецкого Иосифа Моисеевича прислала его дочь - Никонова (Городецкая) Инна Иосифовна

 
 

Архив поздравлений